Научно-исследовательская работа, издания

Музейные фонды

Музейные фонды

Выставки

Выставки

Исторические реконструкции

Исторические реконструкции

Детские музейные программы

Детские музейные программы

Биография Хильдур


Я родилась 12.2.1890 г. в Кексгольме, где родились моя старшая сестра Лююли Латукка и старший брат Кустаа Адольф. Родители наши были тоже Ладожские карелы. Младший брат и младшая сестра родились оба близко Выборга (Ракколанёки), где отец работал по своей профессии. Он был фарфорный и изразцовый рабочий.
Когда семья переехала в Выборг, мне было семь лет и я начинала народную школу, которую я ходила пять лет. После этого я поступила Финскую женскую гимназию, которую окончила в 1907 году. Потом в школу медицинских сестёр в Выборге, и работала в разных больницах до тех пор, пока начинала первая мировая война в 1914 году, и я стала работать в военной больнице в Хелсинки, где я ухаживала за русскими солдатами до конца войны. После окончания войны я поехала домой в Выборг.
Родители были в деревне вместе с сыном сестры Лююли, откуда они иногда приезжали в Выборг. В городе, кроме меня и младшего брата Александра, были сестра Лююли с мужем, они ведь тоже жили в доме родителей, но в отдельной квартире. Я успела быть дома только 2-3 недели, когда нам приехал Владимир Ильич Ленин.
Когда началась у нас гражданская война в 1918 г., четыре из наших сестёр принимали в ней участие. Младшая сестра Айно работала за демаркационной линией, и мы с ней ничего общего не могли иметь. Для родителей, конечно, было хорошо, что одна из наших сестёр осталась с ними, там ведь был ещё мальчик Лююли, 7-летный мальчик у родителей, и для них было, конечно, хорошо, что одна из сестёр осталась Финляндии, тем боле 7-летный мальчик был с ними, мальчик сестры Лююли.
Во время гражданской войны я работала кассиром Финляндского банка, и когда немцы были уже в городе (Папула), часть наших товарищей, большинство женщин, собиралась в маленькой гостинице «Suomi», где мы были до полночи. Кто-то из мужщин, уже не помню кто, дал нам приказ: «все идите в крепость». Было совсем темно, когда мы шли по Торкельской улице под артиллерийский огонь к мосту, где нам дали новый приказ: «идите в пароход!». И действительно там был маленький пароход, про которого мы ничего не знали. Латукка, который работал в штабе, конечно знал об этом, но говорить об этом не мог. Все мы размещались в этом пароходе, и скоро были все на море.
Это была тихая поездка, говорить ничего не хотелось, а если что-нибудь сказали, то очень тихо. Пароход шёл медленно, лёд конечно мешал ходьбе. На море нас отстановили один раз, и мы думали, что немцы были на это виноваты, но в конце концов это выяснилось и нам больше не мешали.
У каждого из нас было своё горе. У меня остались ключи банка, и я их конечно не могла выбросить, но когда приехали в Питер, я оставила их посольству Финляндии.
В конце концов мы приехали в Питер. Там было много народу, часть наших Финнов, солдат, уже тоже успели туда. Сестра Лююли со своим мужем Латукка были командированы в Москву, но я с братами осталась в Л-де. В Л-де устраивало правительство для всех беженцев бесплатную поездку на восток, потомучто в Ленинграде не было хлеба, значит, был голод. Так я с братами решила ехать на восток вместе с другими товарищами.
Дорога была длинная и трудная, война кругом, но в конце концов мы приехали в Екатеринбург (Свердловск). Нам дали там квартиру и работу и так мы начинали жить. Продовольственное положение было роскошное: всё можно было купить. Мне дали службу в Комиссариате финансов, и я конечно помогала младшего брата, которому было трудно из-за языка. Значит, нам вообще жилось хорошо, спасибо за это Владимиру Ильичу Ленину.
В это время жил в Екатеринбурге тоже Николай Романов вместе со своей семьёй. Вот причина, почему Колчак спешил в Екатеринбург, ему надо было обязательно спасти Николая.
Мы успели жить в Екатеринбурге 3 ? месяца, когда тов.Юровский пришёл к нам и сказал: товарищи, мы скоро уедем отсюда в Москву, и вы едете вместе с нами. Если у вас есть какой-нибудь багаж, принесите их во время на вокзал. У нас конечно никакого багажа не было, но так как мы знали, что в Москве было мало хлеба, мы решили купить карзинку на рынке и наполнить её хлебом для товарищей в Москве. Там ведь были сестра с мужем и другие товарищи, которые голодали. Через дня два мы несли карзинку на вокзал и нам показали вагон, где нам садиться. Но вагон показался как то неподходящим для нас, потомучто он был вагон для Николая, который ждал свою судьбу в том же городе. Поезд всё таки в эту ночь не был готов для отъезда, и мы ночевали ещё в Екатеринбурге, но на  следующий ночь мы уехали вместе с товарищами из Екатеринбурга, где остались тогда только военные.
Когда мы уехали из Екатеринбурга, мы приехали в город Перм поздно вечером, где мы ночевали в школе, и утром ездили оттуда на пароходе по Каме (приток Волги). На второй день после уезда из Екатеринбурга раздавали на пристане парохода листовки, где уведомляли, что Николай Романов вместе семьёй были разстреляны в Екатеринбурге. Все были удивлены, что это так быстро всё случилось.
Поездка по Каме была очень красивая, и продолжалась несколько дней. Следующая остановка была Нижный Новгород, откуда мы приехали поездом поздно вечером и ночевали опять в школе, а утром были уже в Москве, где и начинали искать сестру и Латукку, которые нашлись легко. Все были рады, когда получили хлеб.
Первую очередь в Москве нам дали квартиру в ресторане Метрополе, где мы жили несколько недель, но мы просили, чтобы нам дали общую, простую квартиру и подходящую ей мебель. Скоро нам дали на Лубянке улице квартиру из пяти комнат, куда мы сами несли мебель из пустых квартир, и туда сестра Лююли вместе с мужем тоже переселились. Мы жили вместе с ними до тех пор, пока сестру с мужем командировали обратно в Ленинград. Скучно было разстаться с ними, но их ждала важнее работа в Ленинграде.
В Москве нам дали работу комиссий Держинского. Мы ведь были молодые и делали то, что нас составили делать. В Москве воевали всё время, и по ночам нужно было караулить по улицам, и тоже нам пришлось это делать винтовка на спине. Было конечно холодно и голодно, но это всё ничего, мы ведь были молодые. Всё пошло хорошо, пока были здоровые, но к сожалению я заболела и мне нужно было делать срочно операцию. В Москве были очень хорошие врачи и операция была очень хорошо сделана, но сердце моё повредилось и требовало много времени, пока я выздоровилась.
Вообще я очень довольна, что я попала в Советский Союз именно во время революции, это именно воспитывало меня во многом и я считаю, что вся наша жизнь было там одно только учение.

Helsinki 30 p.tammik.1969. Hildur Haarala (Haikonen).

Контакты

Муниципальное бюджетное учреждение культуры «Историко-культурный музейный центр города Выборга».

  • Тел: (813 78) 201-10
  • Адрес: ул. Рубежная д.15